ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Прошло немного, много ль дней, Однажды видит Когюдей, Что у слиянья бурных рек Семиколенный бай терек, Склонившись к западу, стоит, Едва листвою шевелит. «Что это значит?»—он спросил И книгу мудрости открыл, Листая, стал ее читать. И оказалось, что опять Кара-Таади — Эрлика дочь — Колдунья черная, как ночь, Сюда направила пути, Чтоб в мир подземный увести С собой отца его и мать, Навек родителей забрать. Алып стремительно вскочил, В аил отцовский поспешил, Как будто громом поражен, Войдя туда, увидел он: Лежат мертвы отец и мать. Он стал сердца их согревать Лучами солнца и луны, Огнивом искры высекать — Тела остались холодны...
И, отвернувшись, зарыдал Сраженный горем Когюдей. Его жена Алтын-Кюскю, Согнувшись, плакала семь дней. Тут богатырь народ собрал, Печально воинам сказал: «Скакун любой — не золотой, Не вечно ходит под луной, И не бессмертен человек, И каждому отмерен век». Тяжелым горем удручен, Еще сказал народу он: «Родителей иссякли дни, В груди свет разума угас. Алтай покинули они. Навек теперь ушли от нас».

Каанов множества племен Созвал на похороны он. Гроб, выложенный серебром, Стоит в сиянье золотом, Внесли его в гранитный дом, В неразрушающийся дом, И погребли умерших в нем...

Отца и мать похоронив, Народ печальный угостив, Горюя, семьдесят, ночей Сидел в аиле Когюдей. Когда прилег усталый он, Ему приснился страшный сон: Кара-Таади, покинув тьму, Пришла и говорит ему:

«Теперь отец подземный мой, От века властвующий тьмой, Тебе, могучий Когюдей, С женой прекрасною твоей К нему явиться приказал. Так передать он наказал».

Услышав это, Когюдей
От гнева вскрикнул, возмущен,

Из юрты выскочил своей, Открыв глаза, увидел он: Идет — с отравленной стрелой, С чугунной палкою кривой, С непритупляемым копьем, В своем наряде колдовском, Поскрипывают башмаки, Побрякивают две серьги,— Кара-Таади — Эрлика дочь И за собою тянет ночь. Ее глубокие следы Полны отравленной воды, За нею — смерть, и тлен, и прах, Живое — сохнет на глазах. Жилье покинувши свое, Дрожит и прячется зверье. Доносится подземный гул, Из глубины несется гром..;

Алып навстречу ей шагнул, Горою встал перед врагом — И словно луч во тьме сверкнул, И воссияло все кругом. Как яростный медведь-самец . Он оглушительно взревел: «Тебе, негодная, отец Убить с женой меня велел? Эрлик приказ отдал такой?» И несгибаемой рукой Схватил в охапку духа зла! Четыре толстые кола В долину глубоко вогнал И к ним колдунью привязал И на пупе земли распял.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта