ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Отважная Очы-Бала, Оглядываясь, поняла — Окончен путь, — вокруг видна Огненно-льдистая страна. Тут коротает дни свои, Тут правит злобный Кан-Тадьи. Пасутся табуны — густы, Пестры, как летние кусты. Темней тайги — его народ Тут, получается, живет. Хрипят заливы черных вод, Хребет стоит, страну храня, То застывая, точно лед, То растекаясь от огня. Каана дома не видать, Каан охотится опять.

Заметила Очы-Бала: Огонь погасший вновь горит, Вновь воскрешенный Ак-Дьала В аиле каменном сидит.

Остерегаясь близких бед, По-лисьи конь запутал след.
Красавица Очы-Бала, Как заяц, осторожно шла, Остерегаясь, след вела Она к аилу Ак-Дьала. На перепутье ста дорог, Неописуемо высок — Вершиной солнце заслонил Великий каменный аил, С охраной из богатырей Сияют семь его дверей, Стогранный коновязи столб Связал и высь, и глубину, Сквозь тучи серые прошел, Сокрыл верхушкою луну.
Тут семь десятков молодух Встречать красавицу бегут, Тут шесть десятков молодцов Вести коня ее идут.
Подъехала Очы-Бала, Проворно спрыгнула с седла, Молодок руки отвела, Мужам поводья не дала, Коня сама Очы-Бала До коновязи довела.
И, опершись на белый меч И лук не сняв с могучих плеч, Берет просторный тажуур, Бездонно-черный тажуур, Сосуд из бурого свинца Гудит от бурного виица, Сосуд тяжелый золотой Налит веселой аракой. И в двух мешках висят на ней, Горя, как тысячи огней, — Крутая золота гора, Курган монет из серебра.
Неся все это, наконец Девица входит во дворец. Просторней девяти долин Пред нею зал, а в зале том
Свирепый злобный властелин Сидит на троне золотом. Так, завершив дела свои, Тут отдыхает Кан-Тадьи.
На шее толстой, как бревно, Огромной головы котел, В провале рта его — темно, Зубов кровавый частокол. Два глаза кровью затекли, Усы его и борода Стекают дымом до земли, Два уха сделаны из льда. Лоб властелина как бугор, Лицо — изрытый косогор. Каан в обличий таком Сидел на троне золотом.
Сестрица младшая взяла С вином просторный тажуур, Отважная Очы-Бала Открыла черный тажуур. На правое колено встав, Шесть дней без отдыха поет — Деревья голые — в листах, Долина чахлая — цветет... Но с глаз ее упал туман, — Нет в медном зале никого, На желтом троне не каан — Изображение его.
Сестра была изумлена, Ступила в новый зал она.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта