ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Горит лицо богатыря, Как величавая заря. Народ в стране его — велик, Миролюбив и светлолик, Заполнил солнечный Алтай И перелился через край, Живет, не ведая нужды, Глаза любого — две звезды.
Как белый утренний туман — Дыханье статного коня. В траве долин, в тиши полян Под солнцем ласкового дня Пасется разномастный скот, По склонам с топотом идет. Стада, отары, табуны — Неисчислимы и шумны, Как будто летние кусты, Листвой покрытые,— густы.
И семьдесят счастливых лет Земли Алтая мирный свет Хранит алып Маадай-Кара, Неколебимый, как гора. Все — от высот Черет-Чемет
До склонов Чеметен-Туу, Где злых снегов и ливней — нет, Где круглый год земля в цвету,— Владения Маадай-Кара, Вместилище его добра. Здесь, у слиянья синих вод, В стоуглой юрте он живет. Неисчислим его народ, Несчитан разномастный скот.
Там, где десятки бурных рек Сливают воедино бег, В долине — лучшей из долин — Стоит великий бай терек — Стоствольный тополь-исполин. И ухо высунет едва Широкоскулая луна — Как серебром звенит листва, Как блещет золотом она. Семиколенный бай терек Оброс листвой, как днями век. Под каждою из ста ветвей Укроется табун коней.
На верхней ветви золотой, Окружены листвой густой, Кукушки вещие сидят, Пути грядущего следят. Звонкоголосые, они Предвидят будущие дни, И радуют вещуньи тех, Кому сопутствует успех, Печалят тех, кому судьба Ютиться в шалаше раба. Начнут кукушки куковать С золотолистой высоты — Пойдут в долинах расцветать Небесно-синие цветы. Так, глядя в будущие дни, Живут на тополе они.
В средине тополя того, На ветке бронзовой его, Два черных беркута сидят,
В глубины трех небес глядят, За край земли бросают взгляд, Пути и тропы сторожат, Чтобы покой родной земли Враги нарушить не смогли. От их дыханья на ветвях Звенит, колышется листва. Их клекот слышится в горах, Отсюда видимых едва.
У основания ствола, Чтоб нечисть злая не смогла Пройти, вселить в народы страх Сидят на кованых цепях, Шулмусам тропы заступив, Путь Эрлик-бию преградив, Два черных пса сторожевых — Тайгыла —неусыпно злых. Алыпу верен пес Азар, Алтаю предан пес Казар, Кровавоглазые, они, Клыками клацая, лежат В злато-серебряной тени, Алтая земли сторожат.
Тут славный аргамак стоит, Ветвями от жары укрыт. Живою вспоенный водой, На пышных вскормленный луга Покрытый шерстью золотой,— Могучий конь Карыш-Кулак, Чья грива, будто водопад, Струясь, колышется, густа, Чьи, укрывая след, висят Сто прядей длинного хвоста.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта