Дьер-Тебе


В момент окончания поминок внутреннее пространство оградок забрасывалось камнями-Л Для этой же цели служил и плитовой пастил в оградке III. Поскольку все сооружение узуптальского поминального комплекса располагалось на холме, а белое изваяние и деревья просматривались па мпогие километры вокруг, нельзя но согласиться с тем, что всо было рассчитано на особое почитание, обязательное поклонение и я?ертво-принопгение со стороны проезяхающих мимо путников. Жертвоприношением могли служить ленточка, привязанная па дереве, или брошенный в ограду камень. Наиболее цеипым и желанным (для духа) был камень белого цвета — священный, чистый камень 2". Исходя из этого, предполо-жим, что именно таким способом и было постепенно заполнено внутреннее пространство узуптальских оградок и многих других древнетюркских оградок Алтая.

Итак, опираясь па известные этнографические источники, сопоставленные с уникальпыми актами, появившимися в результате раскопок узуптальских оградок, поминальный обряд тюрков Восточного Алтая представляется нам в следующем виде: оградка — своеобразное и последнее пристанищо духа (души) умершего (одновременно служившее символическим барьером, ограждением родственников от духа умершего) — сооруди лась в первую очередь. Затем в центре оградкп ставилось молодое лиственничное дерево, корневая часть которого была специально выкопана и обрублена. В качестве жертвы приносились лошадь или овца, предназначавшиеся для угощения души умершего, шамана и родственников. С северной стороны оградки родственниками умершего разводился костер. Из него горящие угли переносились (вероятно, шаманом) к подножию лиственницы для второго ритуального костра. Через оба костра родствен-

никами производилось кормление души умершего, которая, очевидно, в этот момент, по представлениям тюрков, находилась на лиственнице 28 и питалась дымом (паром) от пищи, брошенной в символический костер под деревом. Но костер необходим был и для отпугивания злых духов или других душ умерших, которые могли «слететься», учуяв поминальное угощение.

Душа умершего могла быть заключена шамапом и в каменное изваяние. Оно, изготовленное к моменту поминок, устанавливалось у оградки и изображало, как теперь известно, самого умершего, который, таким образом, как бы присутствовал па своих поминках 29.

По окончании поминального ритуала голова и шкура л^ертвенпого животного вывешивались на дерево или специально установленные жерди (см. рис. 9), а костер под лиственницей и внутреннее пространство оградки закладывались плитами и камнями. Через некоторое время устраивались вторые поминки, для чего снаружи пристраивался к оградкам ка-меппый или деревянный ящик, в который клалась пища, предназначенная душам умерших.

Таким образом, номинальпый обряд (проводы умершего) происходивший в узунтальскпх оградках на холме Дьер-Тебе, несомненно, еще раз подтверждает назначение как самих древнетюркских оградок, так и каменных изваяний, сопровождавшпх пх. На материале раскопок узунталь-ских оградок можно заключить, что в основе культовых представлений древних тюрок был шаманпзм. Но вместе с тем в поминальных оградках на холме Дьер-Тебе проявляется ряд новых черт тюркского шаманизма, еще более усиливающих сходство культовых церемоний восточно-алтайских тюрок с заключительными номинальными циклами народов Сибири. А они, как известно пз обширной этнографической литературы, унаследовали многие религиозные представления от предшествующпх эпох, вплоть до скифской древности.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта