Алтайский эпос


Стеблева.
На огромных просторах степей Евразии в период великого переселения народов, создания могучих тюркских каганатов, завоевательных походов Чингисхана, смелой борьбы народов против поработителей видоизменялись архаические сказания, рождались новые, одно наслаивалось на Другое. Время, когда племена, живущие на берегах Орхона, могли оказаться на Волю, а живущие на берегах Днепра — в Средней Азии, — это время трансформировало и развивало эпические поэмы, придавало им мощную художественную силу, высокое поэтическое звучание, масштабы, равные бескрайним просторам степей, высоте непреодолимых гор, широте разлившихся рек.
ГАлтайский эпос глубоко интернационален. Во владениях богатыря мирно живет разноязыкий народ, вольно пасется разномастный скот. А у врагов-завоевателей в эпосе Алтая нет этнического определения, это — завоеватели, это — обобщенное воплощение зла. Хотя даже в древние I времена названия многих алтайских родов и племен были широко распространенными, известными. Да, такова природа эпоса. «Как известно,— пишет И. В. Пухов в предисловии к научному изданию «Маадай-Кара»,— ареал деятельности древних тюрков охватывал и территорию Горного Алтая, а предки некоторых племен, вошедших в состав современных алтайцев, принимали непосредственное участие в событиях, связанных с жизнью и деятельностью древних тюрков». Об этом же Л. П. Потапов пишет следующее: «...исторические предки современного тюркского населения Алтая не только входили в состав Тюркского каганата, но и имели в его жизни большое значение. Среди алтайцев до наших дней сохранились названия сеоков (родов), служивших во времена Тюркского каганата в качестве названий крупных племен Теле, Тиргеш, Кыпчак, Тодош, Толес, Туба, Кыргыз».
Память эта не иссякла. Что и говорить, даже автор данного предисловия принадлежит к сеоку Толес!
Когда читаешь наши эпические сказания, то не перестаешь удивляться _ широте мысли, охвата времени и пространства. ПЁГ героических песнях говорится о стране, Где вечное лето, о дереве, под ветвями которого могут укрыться табуны коней, о море с девятью заливами, о крепостях — железных и каменных. Только ли это фантазия, гиперболизация? Ведь если не рвсего, то многого из этого нет и не было на Алтае — колыбели наших предков! Увиденное? Занесенное? Заимствованное?..
В одном из сказаний говорится о мальчике, вскормленном теплым морем, ставшим ему матерью.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта